Регионы обрели второе дыхание? Как изменится политический ландшафт страны после пандемии

Коронавирус, а точнее, борьба с ним, показали, что сложившаяся модель отношений федерального центра и субъектов последние 20 лет была неверной. Об этом говорили многие, но скорее теоретически.

Внезапно именно регионы стали центрами принятия решений в ситуации цейтнота и кризиса. Вначале всех поразила активность мэра Москвы Сергея Собянина, который на какое-то время заменил чуть ли не самого президента. Принимаемые им решения, пусть и с одобрения главы государства, вызывали шок и смятение своей радикальностью.

Однако, как показывает практика, возможно, это был единственно верный путь. Процесс активизации ресурсов начался с Москвы и постепенно перешёл в регионы. Стало понятно, что именно на местах лучше видно, как поступать в сложной ситуации – какие меры принимать, какие ограничения вводить, какую помощь оказывать. Кроме того, с новой стороны проявил себя местный бизнес, который проявил заботу о жителях своего региона (закупка масок, средств дезинфекции и т.д.). Жёсткая структура управления начала давать сбои, и губернаторы были вынуждены обратиться лицом к местным элитам. Сам глава государства осознал, что вводить единые меры во всех регионах – это избыточно, и начал активно требовать у субъектов инициативы.

Оказались ли готовы к этому губернаторы? Скорее нет, чем да. Некоторые даже предпочли уйти в отставку. Ведь в обычные времена губернаторы (неважно – были они избраны или назначены) выступали как проводники воли центра. Теперь же всё оказалось сложнее – от них потребовали, с одной стороны, удержать ситуацию с вирусом под контролем, с другой – не допустить возмущения населения. За провал этих двух пунктов их явно не похвалят.

Эпидемия обнажила давнюю проблему России – отсутствие реального федерализма.

Возникший в 90-е годы и продержавшийся до начала 2000-х федерализм не успел себя проявить. Он стал ассоциироваться с сепаратизмом и беззаконием. Однако мы всё помним глав субъектов – Эдуарда Росселя, Петра Сумина, Минтимера Шаймиева, Александра Филипенко и многих других. Они реально заботились о своём регионе и бились за него. Помню, с каким интересом мы ездили по России и беседовали с руководителями субъектов. Это были лидеры, которых выбрал народ.

А кто сейчас помнит фамилии бесконечно меняющихся последние 15 лет глав регионов? Редко когда они задерживаются на два срока. И, наверное, дело не только в личностях – некоторые весьма достойные люди. Но у них нет ни полномочий, ни средств, чтобы улучшить жизнь людей.

Почему так случилось? Что пошло не так? Очевидно, что для такой огромной страны лишь федерализм – единственный эффективный способ управления. 2000-е годы, когда к власти пришёл Владимир Путин, могли стать новым этапом развития цивилизационного федерализма. Именно тогда региональные законы приводились в соответствие с федеральными, были устранены опасные для целостности страны ситуации. Но, как обычно, вместе с водой был выплеснут ребёнок. Федерализм после этого вообще исчез.

Власть пошла по пути закручивания гаек, упразднив выборы губернаторов, отняв большую часть полномочий. Сейчас, когда главы большей части субъектов избираются, горячие головы предлагают опять их назначать, мол, плохо справились с кризисной ситуацией. А что, лучше б справились назначенцы? Это даже смешно. Сколько бы ни менялась система власти в регионах, ничего по существу это не дало.

Регионы остаются полностью зависимыми от федеральной власти – в первую очередь в плане финансов. Почти все собранные средства уходят в центр, чтобы потом вернуться в уменьшенном объёме в виде субсидий и дотаций. Даже несамостоятельные губернаторы стонут от такой системы. «Условно говоря, мы отдали деньги в центр, а потом выпрашиваем обратно на строительство, к примеру, больницы. А нам говорят – не дадим, вы ещё разворуете, или дадим, но позже, если хорошо попросите», – так они говорят в кулуарах.

Но дело ведь не только в финансах – главное тут страх перед сильными, самостоятельными регионами. Рисуются ужасные картины, что губернатор того или иного субъекта вдруг возьмёт и выйдет из состава России, если дать ему больше полномочий. Однако этот страх сегодня уже никак не обоснован. Ситуация сильно отличается от 90-х, когда, по словам губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя, «каждый регион сам решал, как ему выживать». Да и различные силовые службы вроде как неплохо работают.

Хочется надеяться, что регионы в лице глав и мэров с одной стороны и центр, с другой, смогут после окончания эпидемии посмотреть друг на друга по-новому. И наконец-то решить назревший давно вопрос федерализма.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*